Аркадий Пономарев

Депутат Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации

Как COVID-19 повлияет на продовольственную безопасность России

20.05.2020 9

Начатое в России в 2014 году импортозамещение продовольствия, в эпоху коронавируса пришлось нам как нельзя кстати. Пока большинство стран страдают от разрыва цепочки импортных поставок, мы по большинству продуктов питания закрываем потребности населения собственными силами.

В марте российские компании уже нарастили экспорт в денежном выражении почти на треть до 2,2 млрд долл. (к аналогичному периоду прошлого года), следует из данных ФТС. При этом в тройке лидеров - пшеница (плюс 245 млн долл.), подсолнечник (плюс 114 млн долл.), подсолнечное масло (плюс 88 млн долл.).

По оценке Центра отраслевой экспертизы "Россельхозбанка", в 2020 году экспорт сельхозпродукции превысит плановый (25 млрд долл.). Этому способствует как ослабление рубля, так и меры господдержки АПК. Кроме того, увеличить присутствие России на мировом рынке поможет разрыв существовавших раньше глобальных цепочек поставок - наша страна расположена к рынкам Дальнего и Ближнего Востока и Средней Азии ближе, чем большинство других экспортеров продовольствия.

Кризис 2020 года продемонстрировал, как внезапный разрыв производственно-логистических связей может вызвать беспричинный дефицит продукции в одной стране и затоваривание в другом регионе мира, говорит начальник Центра экономического прогнозирования Газпромбанка Дарья Снитко.

Например, в феврале Австралия не смогла доставить урожай авокадо на традиционный рынок Китая, в Испании полностью не убрали и не продали клубнику, приводит примеры эксперт. 94% компаний из списка Fortune 1000 (список самых крупных компаний США) сообщили о сбоях в поставках из-за COVID-19.

Но дальнейшие последствия пандемии могут быть гораздо страшнее. По прогнозам Всемирной продовольственной программы (ВПП) ООН, режим самоизоляции и экономическая рецессия, вызванная COVID-19, может привести к голоду "библейских масштабов", если человечество не обеспечит продовольственную безопасность. По данным ВПП, уже до конца 2020 года с острой нехваткой продовольствия в мире могут столкнуться 265 млн человек - вдвое больше, чем в прошлом году.

Однако нашей стране проблема продовольственной безопасности не грозит, уверены эксперты. По большинству ключевых позиций потребности внутреннего рынка обеспечиваются либо полностью, либо почти полностью. Так, удельный вес российской продукции в общем объеме ресурсов внутреннего рынка по итогам 2019 года по зерну превышал 99%, сахару и картофелю - 95%, мясу и мясопродуктам - 90%. По многим позициям внутреннее производство продуктов питания превышает пороговые значения, указанные в Доктрине продовольственной безопасности страны. Например, по сахару оно составляет 90%, по зерну - 95%, мясу - 85%. При этом надо учитывать наличие госрезерва на случай каких-либо катаклизмов.

Сельское хозяйство - одна из немногих отраслей, которую пандемия не затронула напрямую, признает член аграрного комитета Госдумы Аркадий Пономарев. По всем направлениям АПК в России наблюдается рост. И на этот сезон у нас также складывается благоприятный прогноз по валовому сбору зерновых, масличных культур. Увеличены посевные площади под гречиху, рис, кукурузу, овес, овощи и картофель. "Сорвать эти планы смогут, думаю, лишь супернеординарные обстоятельства. Поэтому относительно объемов производимой в стране и ввозимой продукции населению волноваться не стоит", - уверен депутат.

С ним согласна и директор Института аграрных исследований Евгения Серова. Однако она отмечает, что у продовольственной безопасности страны, кроме физической доступности продовольствия, есть еще две характеристики - экономическая доступность (то есть способность населения купить это продовольствие), а также безопасность и качество продовольствия. И в этом смысле у нас могут возникнуть проблемы. Уже сейчас понятно, что после пандемии доходы большинства населения во всем мире упадут. И меры, которые нужно предпринять в этом направлении, лежат уже в плоскости социальной политики - необходимо поддержать население, уверена эксперт.

Согласен в ней и Аркадий Пономарев: в этой ситуации необходимо поддержать спрос, а заодно простимулировать экономику. И в этом смысле пока ничего более действенного, чем программы продовольственной помощи малоимущим и закупок для государственных нужд, не изобретено, уверен он. Напомним, программу продовольственных карточек была предложена еще в 2015 году, но так и не была реализована из-за отсутствия средств в бюджете. В апреле руководители отраслевых ассоциаций призвали российские власти вернуться к этой идее. По расчетам экспертов, чтобы карточки на сумму 10 тыс. руб. ежемесячно смогли получить 10 млн россиян, до конца года потребуется 800 млрд рублей. Между тем, пока никакой реакции от федеральных властей пока не последовало.

Что касается самого российского АПК, последствия COVID-19 отрасли могут сулить большие перспективы для развития. В отдельных сегментах еще сохраняется импортозависимость - например, в производстве говядины, сырого молока, молочных продуктов, овощей, отмечает руководитель Центра отраслевой экспертизы "Россельхозбанка" Андрей Дальнов, Ослабление курса рубля делает импортную продукцию менее привлекательной и, тем самым, повышает инвестиционную привлекательность проектов в этих отраслях внутри страны. По оценке эксперта, для самообеспеченности российского рынка по молоку потребуется ввести в эксплуатацию ферм общей мощностью 3 млн т сырья в год. А чтобы обеспечить себя фруктами, нужно посадить 60 тыс. га садов интенсивного типа.

Эксперты допускают, что последствия COVID сделают российскую продукцию АПК еще более популярной и на мировом рынке. Наши ключевые экспортные товары - сельскохозяйственное сырье, рыба и морепродукты, масла и масличные агрокультуры, хорошую динамику показывает экспорт мяса птицы и свинины, отмечает Дарья Снитко.

Евгения Серова называет "чудом" недавнее начало экспорта мяса птицы, свинины и даже говядины. "Страна, которая никогда не производила мясной скот, вдруг начала экспортировать говядину. Это аналогично тому, что Вьетнам, никогда не производивший кофе, вдруг стал вторым экспортером этого продукта", - удивляется эксперт.

Вместе с тем, преувеличивать потенциал российского агроэксперта не стоит, считает Снитко. По оценке Центра экономического прогнозирования Газпромбанка, экспорт товаров в текущем году не может не упасть, так как мировая торговля сократится на 6-7% минимум. "В этих условиях рост экспорта, в том числе аграрного, будет очень большой удачей", - считает Дарья Снитко. Возможно, доля зерна вырастет в общей экспортной выручке, но кардинального скачка ждать не нужно, говорит Евгения Серова. В последние пару лет агроэкспорт составлял около 24 млрд долл. Тогда как экспорт продукции ТЭК - 290 млрд долл. И даже обвал цен и объема в этом году снизил показатель до 130-150 млрд долл., что в пять с лишним раз больше агроэксопорта. Экспорт зерна в 2019 году составил менее 8 млрд долл. "Поэтому вряд ли зерно может стать товаром номер один", - резюмирует Дарья Снитко.

"Нам не стоит уповать на любую иную сырьевую иглу. Экономика должна развиваться дифференцированно", - говорит Аркадий Пономарев. Безусловно, по возможности мы должны "эксплуатировать" и зерно. Но при этом надо понимать, что будущее за производными от зерна, с более высокой добавленной стоимостью. "Наукоемкая продукция и станет валютой будущего", - уверен эксперт.

Источник: https://rg.ru 

назад

Оставить комментарий

Убедить бизнес инвестировать в производство предсказуемой, соразмерной и долгосрочной политикой

скрыть
Аркадий Пономарёв